Анна Фрид

Вьючная лошадь

Previous Entry Share Next Entry
Про хорошие любовные романы
космы
anna_frid
Как знают все, кто читает меня достаточно давно, я читаю кучу трэша. Причем трэша довольно специфического – любовных романов. Тех самых, где на обложке красавец с обнаженным торсом целует красавицу со спадающим декольте.

Зачем я это делаю? Ну, во-первых, я не обязана ни перед кем оправдываться и отчитываться. Во-вторых, считайте, что это мой личный способ тупого отдыха на случай, когда нет сил бежать десятку. Каждому нужен способ тупого отдыха, я щитаю. В-третьих, это некий культурологический пласт. В-четвертых – ну, вообще-то это доставляет мне удовольствие.

Разного, конечно, уровня. Бывают тексты унылые, бывают противные, бывают топорные – а бывает очень даже качественное бульварное чтиво не хуже любой другой годной приключенщины или фэнтезяки. Долго скребла в затылке, вспомнила – довольно произвольным образом - некруглых четыре штуки очень добротных романов, более или менее описывающих ядро одного из поджанров, и желаю вам о них поведать.

Что интересно, все четыре романа, о которых пойдет речь, написаны в середине 90-х годов. Что случилось потом? Ну, сколько-то годное чтиво таки продолжает появляться, но жанр поехал куда-то ближе к фантазиям и дальше от исторического романа. В книгах, которые я собираюсь пересказать, вполне себе случаются и ляпы уровня картошки на ужин в неподходящем веке, и неисторичное – очень уж правильное по нашим современным понятиям – поведение героев. Но с тех пор в типовом романе обе проблемы сильно усугубились. Их герои уже окончательно не, например, англичане эпохи Регентства, а переодетые современные американцы. То есть, конечно, это было верно и двадцать лет назад – но нравы-то с тех пор сместились, и если поступки, придуманные во времена, хм, моей молодости кажутся мне “нормальными” и вневременными (хотя наверняка весьма далеки от исторически оправданных), то нравы нынешней молодежи в декорациях какого-нибудь там века выглядят совсем дико. Героини бухают и страдают по поводу якобы лишнего веса – либо наоборот, проявляют совершенно совершенно безумный уровень эмансипированности. Герои выглядят не реалистичнее, их проблемы четко соответствуют шаблонам современной поп-психологии, ну и сексуальные практики описаны крайне далекие от историзма - впрочем, задача написать исторически достоверную годную сейчас эротику для женщин, пожалуй, невыполнима в принципе, судя по эротике аутентичной. В общем, до девяностых годов в сюжетах многовато насилия и мужского доминирования, после – режущего глаза несоответствия героев эпохе, а вот девяностые, в лучших образцах, мне в самый раз.

Итак, четыре исторических любовных романа, полностью соответствующие следующему канону. Героиня, молодая и неопытная в любви (хотя, слава девяностым, не всегда невинная девица), переживает серьезные проблемы. Герой, существенно опытнее героини и выше ее по социальному положению, начинает помогать ей по разным причинам, но продолжает – из-за испытываемых к ней нежных чувств. Вместе они попадают в какие-нибудь приключения, в результате которых решают проблемы героини (через раз – заодно и героя), возвращают потерянное, достигают жизненного успеха и обретают счастье в идеальном моногамном браке по любви.

Тоскливый канон, да? Но однако же свободы он, как ни странно, позволяет довольно много. Пойдем по списку.

==

Mary Balogh, Indiscreet (Мэри Бэлоу, Загадочная леди: русские названия, увы, почти всегда отстой, но переводы через раз добротные, как тут, например).

Нечто вроде фанфика по куче классики, в которой героиня умирает, потому что автор не знал, куда ее девать. Что случилось бы с ней в реальной жизни? Вероятно, поехала бы в деревню, к тетке, в глушь, в... Дербишир, например. Прозябать. Жить дальше, так или иначе. А приписать грустной истории счастливый конец всегда приятно.

Классический такой английский стиль. К помещику приезжает брат. Героиня, странная молодая леди почти без средств, живущая в маленьком деревенском домике, перепутав братьев, приветствует его как знакомого – из чего гость опрометчиво делает ошибочные выводы.

Герои сдержанны, осмотрительны и стремятся соблюдать условности. Большую часть повествования события почти полностью заключаются в том, кто как кому улыбнулся или не улыбнулся, и кто с кем прогулялся по парку. При этом напряжение неумолимо нарастает до того, что сцена, когда дочь священника стучится к героине, желая выпить с ней чаю, выжимает у меня слезу даже на пятом прочтении – хотите верьте, хотите нет.

Все ружья стреляют в прямом и переносном смысле, справедливость торжествует, а автор, отметим, очень даже владеет реалиями, слава историческому образованию. Сейчас Мэри Бэлоу, увы, пишет гораздо большую халтуру, но безусловно хороших книг у нее довольно много.

Jo Beverly, My Lady Notorious (Джо Беверли, Моя строптивая леди, чтоб этим переводчикам названий).

При большом сходстве с предыдущим романом в смысле некоторой части сюжета, дух эпохи совершенно другой – ну, и эпоха другая. Не Регентство, а середина XVIII века, парики, пудра, полумаски, великосветский разврат, непрерывный карнавал, то в прямом смысле, то в переносном. Герой, молодой офицер обманчиво щуплой наружности, выздоравливающий после тяжелой болезни, едет из пункта А в пункт Б, когда его вместе с экипажем похищает очень странный разбойник – как догадывается герой минут через десять, бритая налысо девушка в одежде брата. Желая развлечься, герой бросается поучаствовать в ее приключении, хотя, конечно, не представляет себе, насколько могущественны ее враги.

Очень годная историческая приключенщина с существенной любовной линией и милой эротикой, вроде сцены, в которой герой, к своему удивлению, заглядывается на бритый затылок героини. Отдельное наслаждение – фигура старшего брата героя, интригана восьмидесятого уровня, к которому герой вынужден обратиться за помощью, нарушив собственный зарок.

Джо Беверли тоже очень хорошо знает и любит историю и пишет про разные эпохи. Этот роман первый в серии про интригана маркиза Ротгара и его родственников, которая вся выдержана в одном каноне: интрига, маскарад, любовь среди разврата, юридическая заковыка с документами, ее решение продуманной общей координацией усилий – хоть и не без стрельбы. Как и любая серия, эта тускнеет к концу, но первый роман великолепен, а несколько следующих просто хороши. Отдельно отмечу вполне историчные игры с образом маскулинности: герои (мужского пола) пудрятся, тщательнейшим образом – когда того требует дело – выбирают яркие шелковые камзолы, и так далее.

Marlene Suson, Midnight Lord (Марлен Сьюзон, Полночный гость). Роман, пожалуй, чуть посредственнее двух предыдущих и выбран за другой тип декораций. Колониальная Вирджиния, маленькая ферма типа вырубки в лесу, которую из последних сил тянут героиня с пятнадцатилетним братом. Ночью на их крыльцо валится умирающий беглый каторжник. Выздоровев и оценив ситуацию, он остается помочь с урожаем и честно делает, что может – хотя для этого ему почему-то приходится учиться простейшим вещам, начиная с чистки гороха. Далее в программе свадьба под дулом мушкета – и вполне предсказуемая смена декораций на более канонические.

Ах да, что в этом случае, что в предыдущем герой, женившись на героине, таки теряет довольно многое – для неслащавости хеппи-энда.

Maggie Osborne, The Promise of Jenny Jones, по русски – чтоб их всех – “Не бойся любви”. Тут, надо отметить, и перевод отстойный, хорошо еще, что живость текста как-то через него да прорывается.

Мэгги Осборн пишет не слишком реалистичные, зато духоподъемные исторические романы об истории США, в каждом из которых есть несколько совершенно разных достойных героинь с сильными характерами. В данном случае мы имеем вестерн о погонщице мулов, которой умирающая богатая мексиканка доверила свою шестилетнюю дочь – и героиня дала обещание доставить ее к отцу. Разумеется, по пятам идут убийцы, разумеется, где-то там будет еще и герой, но основа сюжета, если считать таковым не погони-перестрелки, а эволюцию характеров, - взаимоотношения суровой погонщицы Дженни и избалованной богатой наследницы Грасиелы. Прямолинейно и просто, как характер Дженни Джонс, но живо, увлекательно и с внезапными надломами слащавого канона, вроде тяжелейших решений, которые героиня вынуждена принимать ближе к финалу.

==
Что я хотела сказать этим всем? Примерно следующее: да, любовные романы – массовый бульварный жанр. Но как в любом другом развлекательном жанре, в нем есть, черт побери, достойные вещи. Их поиск в потоке – вполне себе развлечение, ну а если не хочется тратить силы на поток, начинайте что ли с Беверли. Кстати, lady Notorious зовут Честити, а героя – Син (Cyn). И вот такого юморка там вся книжка.

Оригинал поста: http://anna-frid.dreamwidth.org/989210.html. Комментируйте тоже там. Комментариев на данный момент: comment count unavailable.

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account