anna_frid (anna_frid) wrote,
anna_frid
anna_frid

Category:

Описываемое настоящее

Купила сегодня в поезд книжечку, купившись на название: "Рыцари сюбжонктива".

Оказалось - не сказать, что непредсказуемо - нечто в том же жанре, что и "Магистр рассеянных наук" или там "Аля, Кляксич и буква А". Архипелаг слов, в нем по острову для каждого наклонения глагола, злой диктатор с Изъявительного острова хочет изничтожить мечтателей с острова Сюбжонктива (извините, непереводимо за неимением в русском оного наклонения). В общем, люди с острова Сюбжонктива опасны, потому что знают, чего хотят, о чем мечтают, и как вообще оно могло бы быть. Помимо этого сюжет отсутствует до неприличия, герои не говорят, а вещают, и в основном о грамматике, ну и все в том же духе. Замысел и цель написания книжки вполне понятны, все нормально, претензии вроде бы неуместны.

Но вот что меня, скажем честно, шокировало, так это фигура рассказчицы. По сюжету ей 12 лет, она оказалась на архипелаге со старшим братом, мама их живет во Франции, папа в Америке, и тот, и другая периодически детям звонят, никаких моральных терзаний дети от этого не испытывают. Более того, они не испытывают моральных терзаний вообще ни от чего. Однажды героиня возвращается домой: брата нет, в доме все вверх дном, на улицах куча военных. Приходит сосед: не беспокойся, он сбежал, а вот мою жену посадили. Героиня переспрашивает, и еще одна авторитетная старуха говорит ей не беспокоиться. И она, натурально, не беспокоится! Хотя брата снова видит только через полкнижки, а до того терпеливо и с интересом выслушивает длинные речи о грамматике.

Впрочем, это мелочи, а в рамках жанра вообще не заслуживает внимания. Более поразительны - нет, не поразительно, поучительно для понимания местных нравов - допустимость сексуальных шуток и явная объективация (да-да, я не боюсь умных слов) в отношении девочки двенадцати лет. Ну, на том уровне, что безумцы с Повелительного острова кроме прочих бредовых приказов - исполнять которые никто не собирается - велят ей показать грудь и снять трусы, а трогательная сцена объяснения в любви к старшему брату почему-то начинается с фразы про то, как билось сердце "под моей рождающейся грудью, будущей ловушкой для мальчишек" (пардон за корявый дословный перевод - не думаю, что он мог бы быть менее ужасен).

В общем, нипанимаю. Писано, естественно, авторитетным немолодым мужчиной; но в послесловии он, среди прочего, благодарит читателей-бетатестеров соответствующего возраста. Следовательно, ни одна девочка не заметила фальши, то есть это все по местным меркам вообще нормально и никого не смущает, ни подростков, ни их родителей.

===


Вот честное слово, живые французы - совершенно нормальные, довольно-таки понятные ребята. Но описываемое настоящее в их литературе неизменно удивляет.
Tags: гендер, книги, франция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 18 comments