Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

космы

(no subject)

Этот пост повисит сверху в знак того, что всякая и всякий неспециалисты могут обратиться ко мне с вопросами по
- математике,
- теории вероятностей и статистике,
- обработке данных.

Специально для тех (особенно - для тех женщин), кто боится лишний раз беспокоить эксперта: я не эксперт. Точнее, эксперт я в весьма узкой области математики, которая почти никому, кроме меня, не нужна. Все остальное сколько-то знаю и преподаю, сколько-то наоборот, учу сама, сколько-то просто интересуюсь. А еще одна из вещей, которая мне интересна, - именно общение по делу.

Чудес решительно не обещаю, но чем смогу помогу. Домашку за других не решаю, а вот с рабочими вопросами или, например, непонятными местами в научно-популярном чтиве - обращайтесь. Можно сюда, можно в личку, можно по мэйлу.
космы

(no subject)

Вчера я вдруг подумала о большой пользе глупых писателей.

Это же встречается сплошь и рядом, со Льва Толстого начиная. Почти любой человек, о чем бы ни писал, может как-то описать себя и свое окружение. С мыслями, эмоциями и прочим состоянием мозгов. С бытовыми проблемами (или их отсутствием), с представлениями о норме, со всем, что замалчивается - кстати, это часто самое интересное, о чем именно говорить не принято.

Если человек при этом еще и умен, высказывает эпохальные мысли и может себя поставить на место другого - это круто. Но не менее важно читать то, что написано людьми не великого ума. Пусть автор считает эпохальными мыслями либо банальности, либо просто чушь. Пусть у автора мнения на уровне "мы украли барана - хорошо, у нас украли барана - плохо". Это тоже важно: пусть пишет. Пусть оставляет свидетельства, что именно творится в головах. Это всегда полезно, уметь понять другого.

Вон тот же Лев Толстой: ну откровенно глуп же, как только перестает описывать людей и увлекается теоретическими конструкциями. Но как образец человека своего социального слоя - бесценен. А сейчас, по счастью, умеют писать не только дворяне и прочая элита, так что есть шанс понять почти любого.

Как вы можете догадаться, я завела этот разговор не из-за Льва Толстого, а из-за кое-кого посовременнее, но имен называть не буду, чего человека обижать. Книги-то важные, так или иначе. К тому же, все мы иногда пишем глупости, и, слава интернету, наши глупости останутся в веках. Будем утешаться их великой исторической ценностью, чем же еще.

Оригинал поста: https://anna-frid.dreamwidth.org/993608.html. Комментируйте тоже там. Комментариев на данный момент: comment count unavailable.
космы

(no subject)

Я же целенаправленно тренируюсь понимать других, да? Я многое могу понять. Я достигла невероятных успехов в этом: например, не так давно мне удалось даже понять, что в голове у женщин, которые месяца три после незащищенного секса вообще не задумываются, что могут быть беременны.

Но вот что мне пока никак не удается, так это понять американскую любовь к разглашению всему миру своих и чужих интимных подробностей.

Романчик давно уже читала, разряда тупых незапоминающихся романчиков. Там, значит, женщина с мужчиной предались страсти, а наутро женщина встретилась с подругой. Та спросила ее, как дела - и героиня радостно "рассказала ей все подробности прошедшей ночи".

Collapse )

Оригинал поста: http://anna-frid.dreamwidth.org/992601.html. Комментируйте тоже там. Комментариев на данный момент: comment count unavailable.
космы

Джудит Фландерс, "Сотворение дома"

Ценная книга об истории быта в Нидерландах, Британии и Америке со Средних веков до нашего времени, с упором на Промышленную революцию как революцию и семейного уклада в том числе. Куча забавных фактов и, пожалуй что, четко вычленяемая главная мысль: идеального прошлого не существовало никогда, а все и всегда выглядело не как на картинках. Степень убожества и грязи в типичном средневековом жилище сейчас сильно недооценивается, потому что реальное состояние дел просто трудно себе представить - в качестве современного примера приводится изба отшельников Лыковых, впечатлившая даже бывалых советских геологов. Практически любой элемент быта распространился в обиходе гораздо позже, чем принято считать.

Повторяю, куча забавных фактов, в том числе исключительно ЧГКшного типа. Пожалуй что, неидеальная компоновка, некоторое количество просто неактуальных деталей, вроде обсуждения чисто лексических сдвигов в чужом языке, точно слабый перевод и периодически тягостные эмоции при прочтении. Например, когда описывается степень пренебрежения детьми во вполне исторические периоды, или там общественное давление на домохозяек XIX века, предписывавшее - как, собственно, и сейчас - задолбаться любой ценой. Тем не менее, всячески рекомендую, по возможности в оригинале, чтобы не продираться через некомпетентный перевод.

Два недовопросных фактика из самого начала - впрочем, в отношении первого у меня есть сомнения. Факт первый, о классической голландской живописи: изображенные бытовые сценки не отражение реальности, а некая смесь - в не очень ясных пропорциях - изображений идеальной жизни в стиле гламурных журналов и аллегорий чего-нибудь сомнительного. В частности, сценки с ребенком, который кормит кошку или собаку, призваны были осуждать расточительность, а чуть не любое изображение молодой женщины намекало на какой-нибудь разврат. (Вот первую часть, про гламур, авторка обосновывает уверенно, а касаемо второй - да поди разбери.)

Факт второй: все Новое время, в частности, весь XVIII век, а кое-где и до начала XX включительно, в Европе было нормой постоянно сплевывать. Плевательниц не изображали на гламурных картинках - но они были везде, а что значит, например, "плевательная простыня" (или что там, блин, было в оригинале?), остается только гадать.

В общем, рекомендую, особенно ЧГШникам и интересующимся историей описываемого прошлого.

Оригинал поста: http://anna-frid.dreamwidth.org/990754.html. Комментируйте тоже там. Комментариев на данный момент: comment count unavailable.
космы

Про хорошие любовные романы

Как знают все, кто читает меня достаточно давно, я читаю кучу трэша. Причем трэша довольно специфического – любовных романов. Тех самых, где на обложке красавец с обнаженным торсом целует красавицу со спадающим декольте.

Зачем я это делаю? Ну, во-первых, я не обязана ни перед кем оправдываться и отчитываться. Во-вторых, считайте, что это мой личный способ тупого отдыха на случай, когда нет сил бежать десятку. Каждому нужен способ тупого отдыха, я щитаю. В-третьих, это некий культурологический пласт. В-четвертых – ну, вообще-то это доставляет мне удовольствие.

Разного, конечно, уровня. Бывают тексты унылые, бывают противные, бывают топорные – а бывает очень даже качественное бульварное чтиво не хуже любой другой годной приключенщины или фэнтезяки. Долго скребла в затылке, вспомнила – довольно произвольным образом - некруглых четыре штуки очень добротных романов, более или менее описывающих ядро одного из поджанров, и желаю вам о них поведать.

Что интересно, все четыре романа, о которых пойдет речь, написаны в середине 90-х годов. Что случилось потом? Collapse )

Оригинал поста: http://anna-frid.dreamwidth.org/989210.html. Комментируйте тоже там. Комментариев на данный момент: comment count unavailable.
космы

(no subject)

Несколько лет назад я отчиталась о социальном прогрессе, очевидном по стандартному женскому любовному чтиву. Ну, про то, что лет тридцать назад герой запросто мог начать знакомство с героиней с изнасилования - а сейчас просит четкого согласия, и всякое такое.

Так вот, увы и ах, вынуждена написать новую серию - о наступившем откате и регрессе.

По-видимому, после "Сумерек" и особенно "Пятидесяти оттенков серого" пришла повальная мода на какое-то черт знает что. Бесчисленное количество тупейших книжек, сюжет которых сводится примерно к следующему: я обычная девушка, на меня запал безумно богатый и властный красавец-миллионер (реже - крутой хорошо зарабатывающий мужик рабочей профессии). Он покупает мне много дорогих шмоток и не слушает отказа, кормит пончиками и не слушает отказа, решает за меня, что мне делать в жизни, и не слушает отказа, любит затейливый секс... и ладно уж, вот с сексом героине и самой отказывать не хочется. Всё. Ах нет, не все, в половине случаев он еще и откровенно жесток и готов убить, защищая своих, вот героиню, например. Такой лапочка.

То есть писательницы откровенно мечтают о роли любимого домашнего животного, а их героини не имеют другой самореализации, кроме как через статусного мужика. Описанная модель отношений - вообще-то типичнейшее начало адской истории про семейное насилие.

Почти такое, конечно, было и раньше, в наиболее трэшовом сегменте этого рынка. Но раньше типовой греческий или испанский миллионер из книжки канонически влюблялся в героиню за ее весьма условно прописанные прекрасные душевные качества - и, в свою очередь, тоже имел за душой что-нибудь, кроме миллионов и властности. У этих героев и героинь никаких таких особых душевных качеств просто нет: героини откровенно продажны, а герои абсолютно циничны и откровенно покупают героинь. Достоинства же и тех, и других измеряются в сантиметрах.

Сексуальные сцены под это всё затейливее, чем в классике жанра, но отдают каким-то каучуком. Мало эмоций, много нереалистичной анатомии, явное влияние порно, рассчитанного на мужчин. Все меньше, собственно, возможностей проассоциировать себя с героиней, потому что в реальной жизни, черт побери, женщины так себя не ведут. А если ведут, то они дебилки.

(В одном романчике, например, карьера героини - ведущей детского шоу - страдает от слитого пиратами в сеть любительского порноролика с ее участием. Мысль "черт, не стоило этого делать в нашем ханжеском обществе" героине не приходит в голову ни разу. Ну все же снимают видео про себя с бойфрендом в постели!)

Причем, елки-палки, это читают. Это пишут и издают по-английски, это увлеченно ради хобби переводят на русский.

Я сразу отмечу: "Пятьдесят оттенков серого" - это неплохая книжка-то. По сравнению с перепевами, подражаниями и фанфиками так особенно. Перепевы ужасны совершенно.

Странная это волна и печальная, в общем. Если бы речь шла только о более затейливых, чем раньше, сексуальных сценах, я была бы исключительно за. Затейливый секс, включая игры с болью и передачей контроля - милейшее дело, если по обоюдному согласию, к обоюдному удовольствию и с пониманием границ применимости. Но к затейливому сексу почему-то сплошь и рядом прилагаются мечты о круглосуточном мужском доминировании и, повторяю, фактически расчеловечивании женщины. Оно, конечно, радует, что порнушка не тот жанр, который описывал бы то, чего люди хотят для себя на самом деле. Но все равно уныло.

Оригинал поста: http://anna-frid.dreamwidth.org/988489.html. Комментируйте тоже там. Комментариев на данный момент: comment count unavailable.
космы

Эпохальный пост с ответом Гладуэллу

Чтение посредственной книжки Гладуэлла помогло мне сформулировать некие тезисы. Хоть тоже книжку пиши, хе-хе - правда, не уверена, что во мне есть специальный талант расписать столь тривиальные вещи, известные каждой еврейской мамаше, на двести-триста страниц.

Итак. Что нужно для жизненного успеха? Будем понимать под таковым успех "честный", не связанный с тем, что ты совершенно случайно пятьдесят лет назад ходил в одну секцию дзюдо с тем, с кем нужно, или с подобными лотерейными процессами.

Collapse )
Вот что я написала бы в книге на двести или пятьсот страниц, если бы мне пришло в голову тратить кучу времени на рассусоливание довольно очевидных вещей.
космы

Предпоследний пост про Гладуэлла

До сих пор книга Гладуэлла была скорее неплохой. Ну, да, в его мире женщина не человек; ну, да, предыдущие две главы непонятно причем, а до того почтальонов обидели. Но в среднем он говорил дело - либо дребедень, но безобидную и вполне стимулирующую собственные мысли читателя по этому поводу.

И тут книга подошла к кульминации, и все изменилось! Пошла рафинированная пурга! Возможно, дело в том, что автор обсуждает, в частности, чьи-то успехи в изучении математики, а я в этом кое-что да понимаю. В отличие от уважаемого автора, судя по тому, какие выдающиеся он делает ошибки в арифметике и элементарной логике.

Collapse )
космы

Гении и аутсайдеры – 7: внезапно вообще не о том

Шестая и седьмая главы книги вообще толком не связаны с ее темой! Это неспешный, подробный рассказ про то, как могут помешать вашему и чужому выживанию дурацкие культурные особенности. Ну, типа того, что в южном Кентукки положено было хвататься за ружжо в ответ на оскорбление – и это до сих пор ведет к вспышкам гнева даже у тех, кто оттуда давно уехал. А в Корее одна из наибольших в мире дистанций между начальником и подчиненным, та еще дедовщина, и поэтому второму пилоту было не по статусу указывать первому на ошибки. И самолеты падали только так. Когда с этим стали бороться (а поборолись успешно), первым делом приучили пилотов говорить между собой по-английски. Потому что в английском меньше уровней политесу, и проще выразить мысль на уровне “капитан, надо включить радар” - вместо витиеватого “в прошлый раз радар нам очень помог” (цитата подлинная, перед катастрофой).

Все это умеренно интересно, с кучей технических подробностей про разные авиакатастрофы – и совершенно никак не соотносится с темой книги! И опять, блин, исключительно про самцов и их дебильные статусные разборки. Видимо, это было подводкой к следующей главе, про то, что китайцы такие успешные, потому что рис трудоемкая сельскохозяйственная культура. Ожидаю кучи натяжек и постфактумных объяснений, но читать и писать буду не сейчас, а потом.

Кстати, нравы в южном Кентукки автор (с подачи другого автора, которого обильно цитирует) выводит из пастушеской культуры: пастухам не нужна особая кооперация, зато они конкурируют за стада и пастбища. Поэтому все горцы такие помешанные на чести в худшем смысле этого слова. Ну, блин, не то чтобы это было полной чушью – но диким упрощением уж точно. (Объясните мне Швейцарию, умники.)